Инженеры опять в цене

Как «инженер на сотню рублей» решил испить железнодорожной воды? Ко дню рождения Бориса Гребенщикова

Инженеры опять в цене

В вину лидеру АКВАРИУМА вменяли многое — запутанные отвлечённые тексты, плагиат и самоповторы, безудержное графоманство, аполитичность, религиозную «неразборчивость» и даже «богохульное» сокращение имени до инициалов БГ. Одни клеили на него ярлык «духовного гуру», другие — считали лукавым бесом.

…И они правы, они, конечно, правы,
Но это ещё не всё…

Склонен признать, что в вышесказанном есть доля правды. Да и я сам на многое смотрю сегодня иначе, чем в юности.

Но при всём при этом до сих пор не могу отказать Гребенщикову в одном таланте — таланте построения из всех подсобных материалов некоего неповторимого мира-прибежища: иногда забавного, иногда пронзительного до слёз, но чаще — прекрасного и светлого… И в этот мир до сих пор хочется погружаться.

Всё остальное буду разбирать уже по мере рассказа о песнях АКВАРИУМА. Начну с акустических хитов.

«25 к 10»

Хотя «официально» эта песня располагается на альбоме 1982 г. под названием «Акустика», я начну свой рассказ именно с неё. И вот почему…

Я инженер на сотне рублей, И больше я не получу. Мне двадцать пять, и я до сих пор

Не знаю, чего хочу…

 — поёт юный Боря Гребенщиков, и, проведя несложные расчёты, мы понимаем, что композиция написана ещё в 1978 году, когда её автор (математик по образованию) тянул лямку инженера в одном из многочисленных советских НИИ. К этому времени должность «инженера» уже не была столь престижной, передовой и высокооплачиваемой, как в те же 1920−30-е годы (вспомним хотя бы инженера Брумса из «12 стульев» с его «гусиком» и хоромами).

Несмотря на лживость многих ярлыков эпохи перестройки, определение позднего брежневского периода как эпохи «застоя» во многом верно. «Застой» был не столько в экономике, сколько в головах.

Давно не обновляющаяся советская идеология потеряла свой «огонь», превратившись в набор слов, правил и обрядов, выполняющихся автоматически, значения которых многие молодые люди уже не «переживали» внутренне. Всё свежее и новое воспринималось руководством страны с большим подозрением.

Особенно угнетали серые будни молодежь, не знакомую, подобно старшему поколению, с нуждой и тяготами жизни. Ей было скучно и бесцельно существовать в размеренном, предопределенном, застывшем советском временном континууме 1970-х.

Дети переставали жить в ритме страны, «меряться пятилеткой». Дети уходили в духовное подполье, создавали себе новое прибежище. Одним из таких прибежищ от выцветшего официоза и бытовой скуки стала рок-музыка.

Грустная и красивая песня «25 к 10» («Мне двадцать пять, и десять из них я пою, не зная, о чем…») — это, по сути, творческое кредо молодого Гребенщикова, попытка развеять сомнения по поводу того — стоит ли вообще заниматься любимым делом, не имеющим жизненных перспектив. Ведь, хотя группа АКВАРИУМ существовала ещё с 1972 года, вплоть до начала 1980-х о ней знали считанные единицы, а уж широкие массы и вовсе услышали о ней лишь в эпоху перестройки. Поэтому Б Г и поёт:

Я счастлив тем, как сложилось все, Даже тем, что было не так. Даже тем, что ветер в моей голове, И в храме моем бардак. Я просто пытался растить свой сад И не портить прекрасный вид; И начальник заставы поймет меня,

И беспечный рыбак простит.

Последние строчки песни — это не просто поэтические образы. Правда, понять это мог лишь тот, кто был хорошо знаком с двумя китайскими религиозными канонам — «Дао де цзин» и «Чжуан-цзы».

БГ ознакомился с этими текстами в сборнике «Древнекитайская философия» и был очарован их мудростью и парадоксальной для европейца образностью.

Увлечение всякими экзотичными восточными учениями в то время тоже было своеобразным духовным прибежищем, как и рок-музыка.

По легенде «библия» даосизма — «Дао де цзин» — появилась именно благодаря «начальнику заставы». Когда мудрец Лао-Цзы отправился на запад Китая, начальник пограничной заставы спросил того, что он вывозит с собой из страны. Узнав, что ничего кроме мудрости у Лао-Цзы нет, пограничник потребовал изложить учение на бумаге, чтобы оно осталось в Китае.

Что касается «беспечного рыбака», то у этого образа тоже весьма длинная история. Связана она с другим мудрецом — Чжуан-Цзы — который однажды решил поудить рыбу во владениях какого-то китайского феодала. Узнав, что в его краях находится столь великий человек, правитель послал к нему слугу с предложением принять пост министра.

В ответ, не переставая удить (и даже не повернувшись к посланнику), Чжуан-Цзы рассказал историю об одной священной черепахе, которую после смерти позолотили и выставили в храме для поклонения. После чего спросил: «Как ты думаешь, эта черепаха предпочла бы быть мёртвым объектом поклонения, или остаться живой и волочить хвост по грязи?».

Ответ был очевиден, и Чжуан-цзы добавил: «Вот и я буду лучше волочить хвост по грязи».

Так постепенно вырабатывался своеобразный стиль БГ, полный скрытых цитат и отсылок, понятных далеко не всем, и придающий текстам ту самую загадочность.

«Железнодорожная Вода» (1981)

В 1980 году сомнениям БГ и вялотекущему состоянию АКВАРИУМА пришёл конец. Выступление группы на Тбилисском фестивале «Весенние Ритмы — 1980» произвело одновременно и фурор, и скандал.

Музыканты так дурачились на сцене, что перепугали не привыкшее к такой «анархии» жюри Союза Композиторов.

Дошло до того, что в выступлении Гребенщикова увидели… «имитацию гомосексуального акта»! В результате БГ тут же уволили из его НИИ и исключили из комсомола (впрочем, в последнем он на самом деле вскоре восстановился, о чём почему-то редко пишут).

Было и хорошее — АКВАРИУМ наконец-то обратил на себя внимание меломанов. С этого момента БГ уже полностью и без сомнений отдался рок-музыке. А тут ещё подвернулся Андрей Тропилло, который вёл в Доме Пионеров кружок звукозаписи, и предложил свои услуги и студию для записи полноценного альбома АКВАРИУМА.

В 1981 году был записан и выпущен знаменитый «Синий альбом», ознаменовавший конец «доисторической эпохи» группы и начале новой. Именно на «Синим альбоме» мы впервые слышим АКВАРИУМ в его классическом виде. Стоит признать, что первые песенные опыты БГ в группе — будь то хипповские абсурдистские стёбы или невнятные романтические зарисовки — выглядели весьма неубедительно.

Переломным моментом стало знакомство БГ с творчеством Боба Дилана. Борис неплохо знал английский язык, поэтому в должной степени смог оценить главную ценность американского фолксингера — его поэзию — сложную и образную.

Влияние Дилана «в полный рост» мы можем слышать на первом трэке «Синего Альбома» — «Железнодорожная Вода». БГ здесь имитирует не только поэтические принципы Дилана, но и его музыкальный стиль (акустическая гитара вкупе с губной гармошкой), и даже гнусавую манеру пения.

Многие причудливые образы имели, как оказалось, вполне конкретные источники. Песня была действительно написана в поезде «Ленинград-Солнечное», а отражение ночных фонарей на рельсах породило в мозгу автора образ какой-то инородной жидкости.

Многие также считают, что строчка «Я писал эти песни в конце декабря — голый, в снегу, при свете полной луны…» берёт свои истоки в дзен-буддийской легенде об ученике Бодхидхармы — монахе Эка — который стоял-просветлялся, ожидая знака своего учителя, пока его не занесло снегом.

О других хитах АКВАРИУМА, как-то песни об электрическом псе, старике Козлодоеве и других таинственных персонажах я расскажу уже в следующей статье. Ну, а пока поздравим Бориса Борисовича — с днём рождения и пожелаем ему творческих сил и здоровья!

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/64215/

Реально ли разработчику в Кремниевой долине стать миллионером? Разбор от Staff Engineer в Lyft

Инженеры опять в цене

Изображение: Unsplash

Уже несколько дней интернет-общественность активно обсуждает фильм Юрия Дудя про Кремниевую долину. Опрошенные блогером эксперты рассказали об устройстве мировой IТ-столицы, а также подробно описали жизнь и быт работников технологических компаний.

В фильме проскочила мысль, что многие приезжают в Долину не ради денег, а менять мир, однако талантливые разработчики зарабатывают если не 300к USD/с., то хотя бы под миллион USD в год. И вообще, все приехавшие специалисты быстро вливаются в окружающую действительность стартапов и предпринимательства.

Я решил разобраться, так ли это на самом деле или в реальности не всё так просто. Для этого я поговорил с Денисом Неклюдовым, Staff Engineer в компании Lyft (конкурент Uber) и автором DevJobAccelerator. Итак, посмотрим, как на самом деле выглядит карьерный путь разработчиков в Кремниевой долине – от старта до компенсаций в миллионы долларов.

Начало: уровни разработчиков в Долине

В США во многих технологических компаниях сетка грейдов для инженеров отличается от привычной в России схемы «junior – middle – senior». Здесь уровней больше. Вот самые главные из них:

Примерное распределение уровней и их названия в крупных компаниях

Level 2: стажеры

В американских технологических компаниях широко распространена практика стажировок (internships).

Это отличный вариант для всех сторон: начинающие специалисты могут хорошо заработать, получить опыт работы над отличными проектами и оффер в будущем, а компании находят лояльных талантливых инженеров на будущее.

Стажировки – это отдельная большая тема, которая от первого лица неплохо раскрыта в интервью стажера, побывавшего сразу в Google, Lyft, Nvidia и Amazon. Нас же в рамках нашего материала интересуют лишь деньги, то есть сколько могут зарабатывать стажеры.

В реальности существуют варианты, при которых стажеры могут зарабатывать $8-9 тысяч в месяц до вычета налогов. Стажировки обычно длятся три месяца, то есть «грязными» стажер может заработать до $27 тысяч.

Level 3: джуниоры

Первый грейд разработчика, который уже официально трудоустроен в компании. Часто именно такие позиции предлагают начинающим разработчикам по итогам их стажировки. Для компании это удобно: такие специалисты уже по факту прошли онбординг, освоились и доказали, что могут решать нужные задачи.

В случае найма по итогам стажировки разработчики могут рассчитывать на неплохой подписной бонус. В Долине ходит множество слухов о том, насколько большими могут быть такие выплаты. Например, есть байка о том, что в при найме инженерам выплачивают так называемый Tesla bonus, то есть $70–80 тысяч. Этого хватит для покупки электромобиля Tesla.

Такой бонус получают стажеры, которые подписывают контракт с компанией и после окончания университета приходят туда работать.

В итоге, по разным данным, джуниоры в компаниях Кремниевой долины могут получать до $230 тысяч в год.

Не так уж и плохо для начала, но важно понимать, что в Долине зарплаты фактически состоят из двух частей: непосредственно денег и опционов (в стартапах) или акций (в крупных компаниях).

Опционы и акции – это также отдельная большая тема; в рамках нашей статьи достаточно лишь сказать, что реальная их стоимость для разработчика сильно зависит от успешности компании. Особенно это касается компаний, которые еще не вышли на биржу. Если такая компания обанкротится или ее продадут по низкой цене, инженеры – владельцы акций не получат ничего. Такие случаи нередки. Так что запомним: в Долине доход инженеров всегда называют с включенной «акционной» частью. Заработки «в деньгах» здесь и сейчас ощутимо меньше.

Level 4: middle-разработчик

На этот уровень переходят джуниор-разработчики, которые уже набрались опыта и могут разрабатывать реальные фичи продукта без помощи фуллтайм-наставника. Миддлы могут рассчитывать на доход в размере $150 тысяч в год в реальных деньгах и еще до $150 тысяч – в акциях. То есть общая сумма – до $300 тысяч в год.

Level 5: senior-разработчики

В Долине этот уровень называют терминальным. Данный термин используется потому, что для 90% разработчиков это максимум, дальше они развиваться вверх уже не будут, вместо этого двигаясь в профессии горизонтально или уходя в менеджмент.

Самое главное, что и компании не ждут от разработчиков этого уровня дальнейшего роста: всех устраивает их текущая работа. А вот если расти перестают разработчики третьего и четвертого уровней, то с ними попрощаются.

Инженеры пятого уровня – это фундамент большинства американских технологических компаний. Поэтому именно таких разработчиков больше всего в Долине, и именно их компании перевозят из-за границы.

Вилка зарплат L5-инженеров находится в границах $170–$210 тысяч в год в деньгах и еще $150–$300 – в акциях. Итого зарплата senior-разработчика может доходить до $400 тысяч в год при удачном раскладе.

Level 6+: Staff Engineer и выше

На эти уровни попадает не более 10% от числа всех инженеров в Кремниевой Долине. Это единичные случаи, но раз уж мы считаем деньги, то обратим внимание и на них.

Работа на должности Staff Engineer подразумевает множество обязанностей, связанных с непосредственной разработкой и прототипированием архитектуры критичных для бизнеса продуктов, руководством программистами и тестировщиками. То есть такие профессионалы активно участвуют в каждом этапе жизни продукта и играют при этом лидирующую роль.

Компенсации этих сложных в достижении уровней составляют до $500 тысяч в год, и в отдельных, особенно удачных случаях к восьмому уровню доход может перевалить за заветный миллион.

На шестом уровне и выше в большинстве компаний базовая часть компенсации не растет так быстро, оставаясь в пределах $200–300 тысяч в год, зато активно растет компенсация акциями, как и на менеджерских позициях, ведь руководитель, как никто другой, должен быть заинтересован в успехе компании и повышении цен на бирже. Отдельно стоить отметить, что цифры могут сильно различаться в разных компаниях: в некоторых есть бонусы и премии за хорошую производительность, а некоторые платят дивиденды со своих акций. Исходя из данных цифр, мы видим, что даже люди с 15 годами опыта, обладающие отличными инженерными навыками, менеджерскими и продуктовыми умениями, развитыми soft skills, не могут так просто стать в Долине миллионерами.

Если вы больше хотите понять о компетенциях на разных уровнях – у Square описание карьерной лестницы доступно публично.

Как разработчику все же стать миллионером

Тут есть два варианта. В первом случае часто разработчики становятся виртуальными миллионерами – таковыми их в определенный момент начинают считать налоговые органы. К примеру, вот история моего коллеги о том, как он стал миллионером (но лишь по мнению налоговой службы).

Выйдя на IPO по высокой цене, цена акции резко подешевела в два раза. Однако налоговая это не берет в учет, и в прибыль инженеру засчитали стоимость акций на момент выхода на биржу. В итоге налог оказался непропорционально большим. И уж конечно, на банковском счете инженера по итогам года не оказалось никакого миллиона.

Второй реальный вариант заключается в том, чтобы стать сотрудником перспективного стартапа на этапе его бурного роста. Инженеры, которые попали в в 2005–2006 годах и получили, помимо денег, его акции, вполне себе стали миллионерами.

Если компания стабильно растет, то по мере получения акций (это называется вестинг – инженеры «разблокируют» часть своего пакета акций каждый год) можно существенно нарастить свой доход.

Как работают опционные программы

Даже во втором, казалось бы реальном, кейсе есть свои тонкие моменты. Один из них заключается в том, что у любой мотивационной программы с получением акций есть срок действия. Обычно это четыре года. В течение этого срока для инженера, продолжающего работу в компании, открывается доступ к определенной части акций.

В итоге он получает весь пакет обещанных ему ценных бумаг. То есть если нам обещали пакет акций на сумму в $1 млн, то каждый год мы будем дополнительно получать $250 тысяч. Если акции подорожают – супер, это дополнительный доход. Если же они подешевеют – то даже $250 тысяч в год уже не получится.

Может быть и так, что инженер хорошо работает – и компания захочет его дополнительно мотивировать. К примеру, после года работы ему дадут еще акций на $100 тысяч, которые будут «размазаны» на оставшиеся три года. Это может составить дополнительную прибавку.

Но в любом случае после истечения четырех лет программа стимулирования начинается заново, инженер опять должен ждать «разблокирования» новой пачки акций. Если компания неплохо росла, то вряд ли инженеру снова дадут тот же процент новых акций, скорее всего он будет заметно урезан.

Существенную роль в этих вопросах играет навык ведения переговоров и общая ситуация. Если компания сама хантит инженера-звезду, который обладает уникальными навыками и опытом, это одна ситуация. Если же разработчик просто опытный, но «обычный», позиции в переговорах не будут столь сильными.

Налоги и стоимость жизни

Обсуждения цифр с множеством нулей – это круто, особенно в Америке. Но не менее круты здесь и налоги. И эта тема куда более болезненная. В идеале, при самом хорошем раскладе, когда разработчик сумел найти отличного бухгалтера и оптимизировал налоговую базу, налог составит 25–30%.

Причем 25% – это практически фантастика, не встречающаяся в реальной жизни. На практике куда чаще встречаются цифры в 30–45% – в зависимости от уровня дохода: в США прогрессивная шкала налогообложения, а в Калифорнии самые высокие налоги.

Так что тем разработчикам, которые рассчитывают на релокацию в компании из Калифорнии (в каждом штате своя налоговая ситуация), стоит в первый год как раз рассчитывать на налог в 35–42% от озвученной зарплаты. Возможно, затем вы сумеете разобраться в том, как оптимизировать затраты и снизить налог до 30–35%, но на это понадобится время.

При обсуждении доходов и расходов в Калифорнии также никуда не уйти от стоимости жизни и, в частности, недвижимости. Аренда неплохой (то есть «не убитой») студии в одном из городков Кремниевой долины может стоить около $3000 в месяц. Двухспальная квартира обойдется уже в $4000–5000 в месяц.

Дом на холмах Los Altos, как в видео Дудя, – это $10 000–15 000 в месяц, и вариант будет не самым новым, плюс понадобится показать credit score, документы с работы и т. п. И при этом вы будете не единственным желающим, так что придется пройти конкурс.

В самом Сан-Франциско цены почти не отличаются, но добавляются проблемы с дорогой парковкой (на нее стоит закладывать $300 в месяц). Наличие детей еще более усугубляет ситуацию с жильем. В США доступна информация о качестве образования в школах: родители могут видеть средний балл, который по итогам тестов получают ученики.

Само собой, чем выше средний школьный балл, тем больше людей хочет устроить туда детей. Берут в школу в Америке исходя из регистрации: чтобы попасть в конкретную школу, нужно физически жить в приписанном к ней районе. Так что чем лучше школа, тем дороже недвижимость в районе вокруг нее. Независимые от районов частные школы начинаются от 20–30 к/год.

Кстати, детские сады в Штатах платные: на одного ребенка стоит закладывать $1000–3000 в месяц. Купить или построить собственный дом – тоже совсем недешево. Земля в Долине стоит очень дорого, как и любые «сервисные» услуги, от строителей до сантехников. При покупке выбирать придется из старых домов, потому что новых строится мало.

На цену это не повлияет: дешевле $1 млн пристойных вариантов почти не найти (хотя ставки по ипотеке достаточно низкие). Многие выбирают вариант жить подальше от работы и тратить чуть больше времени на дорогу, но экономить на аренде.

Это вопрос личных приоритетов и предпочтений, в том числе по климату: чем дальше от океана, тем суше и жарче/холоднее (в зависимости от времени года). На общественный транспорт в месяц на человека уходит примерно $130. $1000–2000 придется тратить на еду (если готовить дома и бесплатно обедать на работе).

Из плюсов: здесь куда проще регулярно менять айфоны и покупать автомобили. Поэтому на улицах городков Долины чаще можно встретить Tesla Model 3, чем Hyundai Solaris. Всё просто: их легко взять в кредит или лизинг. На канале ProbBlog есть подробное обсуждение стоимости жизни в Долине.

Заключение

Кремниевую долину можно сравнивать с Голливудом: все знают звезд, но мы даже не представляем, сколько тысяч не менее талантливых актеров не продвинулись выше ролей в массовке, с соответствующими заработками. Долина полна противоречий, здесь много сложностей.

Но тем не менее это лучшее место в мире для работы над инновационными продуктами, которые влияют на жизнь миллионов человек во всем мире.

Для тех, кто задумывается о поиске работы в американских технологических компаниях, эксперт сегодняшней статьи Денис Неклюдов и известный автор подкаста Podlodka Катя Петрова (Technical Unit Leader @ Avito) совместно с IT-рекрутинговым агентством GMS запустили курс DevJobAccelerator обо всех этапах поиска работы и трудоустройства в том числе и в компании США.

Старт намечен на 12 мая. Курс длится четыре недели, в ходе которых участники прослушают восемь вебинаров, смогут выполнить домашние задания и проконсультироваться с ведущими экспертами. По промокоду Habr – скидка 20%. Успейте на бесплатный вебинар.

А как вы считаете, переплачивают ли разработчикам в Долине или их заработки все же соответствуют стоимости жизни?

  • долина
  • кремниевая долина
  • эмиграция
  • сша
  • стартапы
  • карьера
  • зарплата

Hubs: AdBlock has stolen the banner, but banners are not teeth — they will be back

More

Ads

Источник: https://habr.com/en/post/499492/

Все HR- сотруднику
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: