Кто из Ваших коллег способен на массовое убийство?

Содержание
  1. Феномен подражания: как массовые убийства провоцируют преступников
  2. Фатальная цепочка
  3. Сила картинки
  4. Преступление начинается перед экраном компьютера
  5. «Жизнь во всей ее разобщенности и слабости»
  6. Как распознать неформального лидера и общаться с ним: советы руководителю
  7. Кто такой неформальный лидер
  8. Как вычислить неформального лидера
  9. 6 типов неформальных лидеров
  10. 1. Инноватор
  11. Как это использовать
  12. 2. Координатор
  13. 3. Серый кардинал
  14. 4. Революционер
  15. 5. Весельчак
  16. 6. Кризис-менеджер
  17. В заключение
  18. Без страха и эмпатии: что заставляет людей пойти на массовое убийство
  19. Ничего общего
  20. Почти без эмпатии
  21. Мечты о грандиозности
  22. «Братья по оружию»
  23. Последний вопль
  24. «Токсичные сотрудники»: кто отравляет офисную атмосферу
  25. Баррикадист
  26. Король драмы
  27. Жертва
  28. Работник месяца
  29. Че Гевара
  30. Царь
  31. «Колумбайнеры» из соцсетей: как обычные дети становятся беспощадными убийцами
  32. Беда, которую не ждали
  33. Кто они?
  34. Группы смерти
  35. Пропуск для убийцы
  36. Поговори со мной, мама!

Феномен подражания: как массовые убийства провоцируют преступников

Кто из Ваших коллег способен на массовое убийство?

Массовые убийцы вроде Андерса Брейвика или мюнхенского стрелка часто находят подражателей. Очень скоро за их преступлениями следуют новые — и это не совпадение, говорят ученые. О проблеме пишет издание Deutsche Welle.

Reuters

Мюнхенский стрелок нанес удар 22 июля — ровно в этот день пять лет назад правый радикал Андерс Брейвик убил в Норвегии 77 человек. Нельзя исключать, что для Давида Али С., который в прошлую пятницу расстрелял в Мюнхене девять человек, Брейвик стал примером для подражания.

Ясно одно: массовые убийства часто влекут за собой аналогичные преступления. Это подтверждают прежде всего данные из США, где фатальные последствия таких расстрелов не редкость. По статистике, массовые убийства, при которых погибает по меньшей мере четыре человека, происходят там каждые 12,5 дня. А каждые 32 дня в стране фиксируют массовые убийства школьников.

Американский математик Шерри Тауэрс из Государственного университета Аризоны пыталась выяснить, существует ли между этими преступлениями какая-то взаимосвязь. Для этого она изучила 438 случаев массовых убийств, произошедших в период с февраля 2005 года по январь 2013-го на всей территории США.

Фатальная цепочка

«Мы видим характерные свидетельства того, что убийства с использованием стрелкового оружия и по меньшей мере четырьмя погибшими были спровоцированы аналогичными преступлениями, произошедшими незадолго до этого», — пишет она. Наиболее высокая опасность сохраняется в течение тринадцати дней после преступления: именно в это время риск его повторения возрастает на 22 процента.

При этом совершенные массовые убийства во многом зависели от того, насколько доступным было оружие, пришла к выводу исследовательница. По ее словам, в США опасность расстрела подростков в пять раз выше, чем в других развитых странах: 87 процентов убитых из стрелкового оружия в возрасте до 14 лет проживали именно в Соединенных Штатах.

Reuters

Сравнительно меньшую роль в совершении преступлений играли психические заболевания. Тем серьезнее было влияние освещения таких случаев в СМИ, ведь эти сообщения могли сознательно или бессознательно подтолкнуть подростков к подражанию, отмечает Тауэрс.

«Такая форма заразительного мышления вполне возможна, — утверждает эксперт. — Психически неустойчивые подростки могут оказаться восприимчивыми к идее самоубийства, если раньше об этом сообщали в СМИ».

Вместе с тем оказалось, что сообщения об убийствах и самоубийствах приводят к росту числа таких преступлений, добавляет Шерри Тауэрс.

Сила картинки

Американский антрополог и социолог Лорен Коулман тоже считает, что на СМИ лежит большая ответственность. Поэтому, констатирует он, при освещении массовых убийств нужно внимательно следить за выбором слов.

Не стоит, например, употреблять выражения вроде «неудавшаяся» попытка самоубийства или навешивать такие ярлыки, как «милый соседский парень» или «одинокий сумасшедший», подчеркивает Коулман, написавший книгу об убийцах-подражателях.

На силу картинки указывает и социолог Зейнеп Туфекчи, преподающая в Принстонском университете. По ее словам, вооруженные террористы или массовые убийцы создавали впечатление власти, тем самым провоцируя желание им подражать.

Поэтому, добавляет эксперт, СМИ должны проявлять особую сдержанность в работе с такими картинками, равно как и при обнародовании имени преступника. Публикация имени провоцирует всплеск популярности, которой как раз и желают возможные подражатели.

Преступление начинается перед экраном компьютера

В Германии исследованием проблемы массовых убийств занимаются относительно недавно. Такая работа началась только после того, как в 2002 году школьник Роберт Штайнхойзер (Robert Steinhäuser) расстрелял в своей гимназии в Эрфурте 16 человек, после чего застрелился сам.

Желание совершить подобное преступление вырабатывается, как правило, на протяжении нескольких месяцев, рассказывает криминолог Бритта Банненберг (Britta Bannenberg). Оно развивается главным образом перед экраном компьютера, когда подражатель идентифицирует себя со своим образцом и придумывает оправдание своему преступлению, объясняет она.

«Он снова и снова читает о других преступниках, смотрит документальные фильмы и видеозаписи преступлений, играет в „стрелялки“, чтобы представить себе, как будет действовать сам», — констатирует Банненберг.

По ее словам, таким людям просто необходимы СМИ, потому что в них доступна информация о предыдущих преступлениях:

«Они играют важную роль, поскольку побуждают к идентификации. Речь всегда идет об идентификации с преступниками и образцами для подражания, совершившими похожие преступления».

«Жизнь во всей ее разобщенности и слабости»

Тем более важно противопоставлять отчасти сенсационным картинам с места преступления отрезвляющую информацию, пишет психолог Йенс Хоффман (Jens Hoffman) в исследовании о феномене массовых убийств. Он рекомендует объективно освещать такие преступления:

«Если не демонизировать и не представлять невиновными молодых преступников, как, например, Роберт Штайнхойзер, их жизнь предстанет во всей ее разобщенности и слабости. В результате роль молодых преступников как образцов для подражания может заметно померкнуть».

Источник: https://news.tut.by/world/505812.html

Как распознать неформального лидера и общаться с ним: советы руководителю

Кто из Ваших коллег способен на массовое убийство?

Вы успешный руководитель и компетентный менеджер, ваша команда работает как единое целое, один за всех, и все за одного. Уверены? А может, команда идёт не за вами, а за тем, кого в психологии называют неформальным лидером?

Ещё Рузвельт говорил: «Лидер ведёт за собой, а босс управляет». Попробуем разобраться, так ли это, и понять, кто такой неформальный лидер (НЛ), как его вычислить, какими бывают неформальные лидеры и как с ними сотрудничать.

Нередки случаи, когда неформальное лидерство порождает бесконечные склоки, конфликты и расслоение коллектива на враждующие группировки. Перетягивание каната между руководителем и неформальным лидером может серьёзно отразиться на производительности труда и психологическом климате в коллективе.

Кто такой неформальный лидер

Чтобы не погружаться в сложные психологические термины, поясним просто. Начальника на руководящую должность назначают. Неформальный лидер может быть как младшим специалистом, так и менеджером среднего звена.

Здесь главное не пост, а набор личных качеств, жизненный опыт и авторитет.

Ведущие игроки есть во всех сферах деятельности. Ведь каждый коллектив — это мини-общество. А обществу нужно за кем-то идти. И в этой ситуации авторитет личности сильнее, чем авторитет должности. Каждому руководителю важно знать и понимать, как сотрудничать и вообще сосуществовать с НЛ.

Для начала определите, кто это.

Как вычислить неформального лидера

Самый точный способ определить НЛ — социометрический тест. Помните, подобные проводили психологи в школах? Если возможности пригласить специалиста и провести тестирование нет, то проанализируйте самостоятельно:

  • с кем чаще общаются сотрудники по нерабочим вопросам;
  • к кому обращаются за профессиональным советом;
  • кто озвучивает причины недовольства в коллективе;
  • кто вносит новые предложения и идеи.

Наверняка при составлении планов, обсуждении нововведений кто-то из подчинённых выражал общее мнение, чаще других задавал вопросы либо выступал зачинщиком спора. Присмотритесь к этому человеку и манере его поведения с коллегами.

Есть два стиля: конструктивный и деструктивный. В первом случае неформальный лидер генерирует идеи, организовывает рабочий процесс и мотивирует коллег, во втором — вносит разлад и создаёт конфликтные ситуации.

С конструктивным важно наладить партнёрские отношения, ведь его деятельность идёт на пользу как отделу, так и бизнесу. С деструктивным сложнее, но и его энергией можно управлять. Главное — распознать истинные мотивы лидерства: желание власти, желание самореализоваться. Когда вы поймёте, что движет этим сотрудником, будете знать, что делать.

6 типов неформальных лидеров

Грамотный руководитель умеет и управлять подчинёнными, и выстраивать доверительные отношения с разными неформальными лидерами. Описание ниже поможет правильно идентифицировать НЛ и понять, как действовать.

1. Инноватор

Эмоциональный и творческий. Его идеи оригинальны. Этот неформал способен дать заряд энергии в коллективе и сдвинуть стереотипные подходы в сторону новаторства. Если он не находит поддержки или сталкивается с критикой — быстро опускает руки, как любой творческий человек.

Как это использовать

  • Советуйтесь с ним, когда бизнесу нужен глоток свежего воздуха. Коллектив готов идти за инноваторами и воплощать их идеи в жизнь. Возможно, за такими нововведениями будет стоять ещё один виток успеха компании.
  • Этот тип получает удовлетворение от поиска и внедрения нового. Каждый мозговой штурм в вашей команде должен проходить при участии, а лучше под руководством инноватора.
  • Эмоциональные всплески в поведении этого человека помогут оголить проблемы в коллективе. Используйте этот сигнал, чтобы вовремя решить неурядицы и нейтрализовать недовольство среди подчинённых.

2. Координатор

Деловой и организованный. Готов спланировать работу и чётко скоординировать процессы. У него есть аргументированные ответы на все вопросы, поэтому в коллективе он пользуется большим авторитетом. А некоторые могут даже побаиваться сухой натуры координатора.

3. Серый кардинал

Живёт в тени начальника. Но в то же время знает всё: у кого горят дедлайны, кто недавно поссорился с мужем (или женой), а кто подыскивает новую работу. Но эту информацию кардинал собирает не для сплетен в курилке.

4. Революционер

Бунтарь и критикан. Тот, кто стоит во главе настроений недовольства в коллективе. Ему ничего не нравится. Революционер высказывает, что не так, но не предлагает, как это исправить. Этот тип может послужить причиной конфликтов и образования враждующих группировок.

5. Весельчак

О таких говорят «душа компании». Коллектив идёт за ним, потому что он обаятельный и с ним не скучно. Под лёгким и непринуждённым руководством сотрудники готовы выполнять даже монотонную работу.

6. Кризис-менеджер

Это ситуативный лидер. Он может никак не проявлять себя в ежедневной работе, но при форс-мажорах быстро ориентироваться и принимать решения.

В заключение

Сотрудничайте с неформальным лидером и попытайтесь сделать его союзником. Не бойтесь появления НЛ. Проанализируйте его личность, компетенции, авторитет и определите, каких качеств не хватает вам.

Возможно, Теодор Рузвельт прав и ваша главная задача как начальника — управлять? Используйте лидерство коллег на пользу бизнесу. И тогда успех будет не за горами!

Источник: https://Lifehacker.ru/neformalnyj-lider/

Без страха и эмпатии: что заставляет людей пойти на массовое убийство

Кто из Ваших коллег способен на массовое убийство?

После массового убийства в политехническом колледже Керчи мною изучены исследования психологов, психиатров и криминалистов, посвященные расстрелу в школе Колумбайн и другим подобным преступлениям. 

Массовое убийство в Керчи потрясло общество. И, пожалуй, больше всего потрясла необъяснимость произошедшего. 

Люди гадают, что может толкнуть молодого человека на расстрел своих сверстников и педагогов. Неразделенная любовь, травля в школе, ненависть к строгим учителям, жестокое обращение дома? Есть иллюзия, что если поймешь причину ужасного преступления, то сможешь предотвратить нечто подобное. 

Ничего общего

Криминалисты, психологи с психиатрами, социологи и журналисты пытались и пытаются объяснить феномен массовых расстрелов, для которых характерны четыре признака: тщательная подготовка, неизбирательность убийств, отсутствие ясной мотивации и самоубийство в финале драмы. «Классическим» преступлением такого рода стал расстрел в школе Колумбайн в 1999 году – расправу устроили ученики 12-го класса Эрик Харрис и Дилан Клиболд. 

Сразу же после трагедии было выдвинуто множество предположений о ее причинах. Влияние компьютерных игр и телевидения, школьная травля и жажда мести, побочные эффекты антидепрессантов, легкий доступ к огнестрельному оружию, неонацистские убеждения – все эти предположения были или полностью опровергнуты, или признаны явно недостаточными для объяснения произошедшего.

За дело взялось ФБР. Криминалисты рассмотрели 18 подобных случаев и пришли к выводу, что единого образа человека, стреляющего в школе, нет. Как сказала в интервью радио «Свобода» глава группы Мэри О’Тул: «Мы сделали такой вывод потому, что этот вид преступлений очень редкий.

Люди, конечно, надеются, что ФБР даст им какие-то характеристики человека, который угрожает свои сверстникам; что бюро научит распознавать знаки будущей опасности. Но таких характеристик нет… У учеников, которые участвовали в перестрелках в школах, нет общих признаков.

Одни – из полных семей, другие – нет, у них разное социальное происхождение, разный жизненный опыт, разный экономический статус». Иными словами, все попытки объяснить поведение массовых убийц внешними причинами не увенчались успехом. 

Почти без эмпатии

Одновременно специалисты изучали личности самих убийц.

В частности, Грант Дуве, директор по вопросам исследований и оценки в Департаменте исправительных учреждений штата Миннесота, поднял огромный пласт данных по массовым убийствам в США за 1915–2013 годы.

У 60% преступников или имелись психические расстройства, или они демонстрировали признаки психической нестабильности накануне преступления. Среди наиболее часто встречающихся диагнозов – параноидная шизофрения и депрессия.

Профессор психиатрии Мичиганского университета Фрэнк Окберг и психолог ФБР Дуэйн Фузелье, изучив материалы по делу Колумбайн, дополнили и уточнили статистику Дуве.

Они пришли к выводу, что организатором расстрела в Колумбайн был рациональный психопат Харрис, а второй убийца, Клиболд, – депрессивная личность со склонностью к суициду. Не будь Клиболд под влиянием Харриса, он мог бы и не совершить преступление.

Харрис же обладал своеобразной харизмой зла, его дневники полны ненависти и фантазий об убийствах, изнасилованиях, избиениях. И, в отличие от Клиболда, у него полностью отсутствовала эмпатия.

Ключевой момент для понимания личности человека, готового пойти на массовое убийство, – это отсутствие или очень слабое развитие у него эмпатии, способности сопереживать другим людям.

При отсутствии эмпатии другие люди – объекты, модели, фигурки, которые можно легко снести во имя какой-то идеи. Ни депрессия сама по себе, ни шизофрения, ни какое-либо другое событие не способны спровоцировать подобные расстрелы.

В конце концов, мы часто в гневе представляем себе, как расправимся с обидчиками, но страх и эмпатия не дают нам этого сделать.

Мечты о грандиозности

Однако одного отсутствия эмпатии или проблем с нею мало для того, чтобы пойти на массовое убийство.

Подавляющее большинство людей, которым сложно дается эмоциональное взаимодействие с окружающими, ничего подобного никогда не совершали.

На первый план выдвигается еще одна особенность малолетних (и не только) преступников-одиночек, которую отмечает известный швейцарский психиатр Аллан Гюггенбюль. Это мечты о грандиозности. 

Описывая склонного к жестокому насилию подростка Джованни, Гюггенбюль отмечает: «Джованни постоянно избивает отец… Для сохранения чувства собственного достоинства у Джованни нет иного выхода, кроме бегства в мир призрачных фантазий, где он предстает перед собой героем. Его агрессивность нельзя рассматривать в отрыве от его душевной драмы». 

О наличии у подростков-убийц фантазий о своем грандиозном величии, которое входит в полное противоречие с восприятием их окружающими, сообщает и Пол Маллен, австралийский судебный психиатр, изучивший пятерых массовых убийц.

У таких людей представление о своем величии вступает в противоречие со сложностями в учебе/отношениях или с будничностью своего существования. И тогда они совершают грандиозное самоубийство: ничтожная старая личность погибает, вместо нее рождается новая – героическая, воспетая в СМИ.

На видео расстрелов жертвы – испуганные, растерянные, «жалкие», на их фоне убийцы – страшные, сильные, могущественные, как раз такие, какими себя хотят видеть будущие «стрелки». 

«Братья по оружию»

Героизация Харриса и Клиболда – очень важная деталь.

Дейв Каллен, много лет исследовавший феномен расстрела в Колумбайн, отмечает, что десять попыток расстрелов в 2013–2015 годах характеризуются намеренным воспроизведением всем известных деталей преступлений в Колумбайн (это пытался сделать и убийца из Керчи, установив бомбу в столовой и покончив с собой в библиотеке, как это сделали его предшественники). 

Существуют целые группы в социальных сетях, посвященные расстрелу в этой американской школе, и некоторые из участников называют себя «братьями по оружию» Харриса и Клиболда. Здесь в силу вступает еще один важный фактор, подталкивающий к преступлению, – статусная мотивация, очень характерная именно для подросткового возраста и для ранней юности.

Подростки стремятся повысить свой статус, ориентируясь на значимую (референтную) для них группу. И если это сообщество, восхищающееся массовыми убийцами, то отождествление себя с ними резко повышает самооценку такого подростка (с отсутствующей эмпатией и мечтами о грандиозности). 

Повторение «подвига» – это приобщение к героям, а тот факт, что в результате самоубийства невозможно будет насладиться «триумфом», плохо отражается в сознании.

Многим взрослым памятны подростковые фантазии: «Вот я умру, и тогда поймете, чего лишились, будете плакать над моим гробом!» – и в этих фантазиях есть мечта, что ты сможешь каким-то образом ощутить это признание собственной значимости. Гуггенбюль приводит такой характерный монолог подростка из преступной банды: «Я хочу заставить о себе говорить.

Я хочу иметь плохую репутацию – у меня и так достаточно подмоченная репутация, однако не настолько, как бы мне этого хотелось. Я хочу увековечить мое имя. Я хочу преступать закон, хочу творить зло…» Как грустно заметил Каллен, «повторяя имя убийцы, мы делаем из него звезду».

Но не обязательно подвергаться домашнему насилию и быть реальным аутсайдером, чтобы грезить о величии.

Один из крупнейших специалистов по психологическим травмам, Брюс Перри, исследуя личностные особенности убийц, пишет, что «заброшенность в раннем детстве может нарушить развитие тех областей мозга, которые отвечают за способность к эмпатии и к нормальным человеческим отношениям, – это важная потеря, в результате которой люди становятся неприспособленными к жизни в социуме, одинокими и странными… 

Недостаточная эмоциональная подпитка в первые годы жизни может также создать предрасположенность к злобности и мизантропии». Так что можно и не бить – достаточно просто быть отстраненным родителем. И снова важно повторить: одного этого фактора мало, чтобы толкнуть на подобное преступление. 

Последний вопль

Какие можно сделать выводы? Исследования – как на больших группах, так и индивидуальная работа с криминально настроенными подростками – показали наличие ряда факторов, сочетание которых повышает возможность массовых убийств. 

Это отсутствие эмоционального контакта в раннем детстве, отсутствие эмпатии (в силу генетических особенностей, психологической травмы или психического заболевания), образ собственного грандиозного «я» на фоне несоответствия внешних условий этому образу, потребность подростка в принадлежности к статусной группе, героизация убийц со стороны некоторых подростковых групп. А еще важную роль играют СМИ, которые подробно освещают убийства.

Это значимые факторы, но по отдельности они не обладают страшной силой. Поэтому бессмысленно искать одного виноватого – родителей, оружие, компьютерные игры или еще что-то.

Большинство убийц – более 50% – агрессивно-депрессивные люди, с самого раннего детства сталкивавшиеся с жестокими условиями среды и не нашедшие помощи в том, чтобы адаптироваться к ним.

Массовые убийства – это последний и ужасный вопль этих людей в мир, который встретил их ненавистью и который они возненавидели. Не зря же на футболке убийцы из Керчи так и было написано: «Ненависть». 

Илья Латыпов, кандидат психологических наук, практикующий психолог, специально для Русфонда

Источник: https://www.ridus.ru/news/286121

«Токсичные сотрудники»: кто отравляет офисную атмосферу

Кто из Ваших коллег способен на массовое убийство?

Нервы – штука непредсказуемая, имеют свойство «сдавать» в самый неожиданный момент. Заскоки бывают у всех, но, согласитесь, в коллективе всегда есть человек (или даже несколько), у которого нервы, кажется, «сдали» еще на моменте трудоустройства в компанию.

Он истерично хлопает ящиками стола, что вздрагивает пол офиса, закатывает глаза при встрече коллег и по любому поводу высказывает свои возмущения.

Не иначе: такие люди токсичны, мы настоятельно рекомендуем избегать их компании, ибо риск подхватить вирус безосновательного недовольства велик как никогда.

Токсичные сотрудники – открытый источник склок и офисных междоусобиц, откровенно создающих негативную ауру и атмосферу в коллективе.

Изменить их практически нереально – такие персонажи не оставляют шансов другим сотрудникам, а все, на что способен менеджер – скорее избавиться от них.

Мы между тем не поддерживаем идей «рубить сплеча», но и адвокатами выступать не станем – лучше всего пустить их энергию в мирное русло. Карьерист.ру постарался выяснить и выделить самые распространенные типы токсичных сотрудников, которые встречаются в российских офисах.

Баррикадист

Мир и согласие не для него. Баррикадиста не вдохновляет коллективная работа и качественный общий результат. Куда больше ему интересны противостояния и междоусобные корпоративные войны – он готов нападать даже на «безобидных и невинных», которые и близко ему не угрожают.

Работать ему практически некогда – большинство своего времени и усилий он тратит на баррикады, коллективные склоки и накопление тонн желчи, которыми захлестнет очередного невинного коллегу.

Баррикадист опасен практически для каждого в офисе: с одной стороны он абсолютно не эффективен как командный игрок, с другой стороны он понижает эффективность других сотрудников.

Что с ним делать? Правильнее всего – найти толковое применение его энергии, загрузив его работой настолько, чтоб он и голову поднять не смог. Не будет времени строить баррикады – не будет и самих баррикад.

Последовательный перечень мелких задач, четкий контроль дедлайнов, строгая отчетность и неотвратимость наказания за невыполнение – единственный рецепт, который хоть ненадолго усмирит баррикадиста и позволит офису нормально существовать.

Король драмы

Не менее вредный персонаж, но в отличие от баррикадиста не выступает самостоятельной боевой единицей, а играет роль «режиссера-постановщика», создающего конфликты между коллегами, но самостоятельно в них не участвуя.

Король драмы постоянно находится в гуще событий, превращая все это в малоприятное острое варево. Интриги, скандалы, расследования – вот из чего состоит обычный рабочий день выдающегося офисного драматурга.

Подогрев весь этот корпоративный компот до состояния кипения, король занимает лучшее место в партере, с улыбкой внимания тепло от разборок, происходящих на сцене воображаемого театра.

Деструктивная роль данного персонажа налицо. Будучи то ли серым кардиналом, то ли «бабкой-сплетницей», он распространяет негатив в коллективе, заражая вирусом деструктива всех и вся. Повлиять на него практически невозможно, ибо о своей скрытой участи знает лишь сам король драмы – такими хобби делится не принято.

Негативная социальная роль драматурга способна снизить работоспособность и производительность коллектива, уничтожить корпоративный дух и привести к ужесточению контроля со стороны руководства. Едва ли начальство может представить, что причиной падения показателей являются сплетни, поэтому и запрета на них не последует.

И так будет продолжаться до тех пор, пока «короля» не уволят или он не уволится сам в поисках новых жертв.

Жертва

Воистину скользкий тип, отравляющий офисную атмосферу ядовитыми токсинами. Жертва всегда ищет негатив по отношению к себе, письменно фиксируя любые потенциальные поползновения в свою сторону. Естественно, надуманные.

Теории заговора – это для нее, жертва страдает паранойей, везде ищет подвох и постоянно жалуется на вселенскую несправедливость, поднимая протестный градус в коллективе. Находя сочувствие среди коллег, жертва входит во вкус: если у нее абсолютно нет сложностей, она придумает их, усложнив жизнь не только себе, но и сослуживцам.

Его поведение заразно – количество жертв, ноющих по любому поводу, будет только постоянно расти. Вскоре несправедливым станет не только весь мир, но и ранее лояльное руководство компании, и даже непосредственный начальник.

Естественно, жертва никогда не войдет в число «передовиков производства». Она, скорее, «плетется» в числе аутсайдеров, но при этом всегда находит, зачастую слезливое, но оправдание собственной неэффективности.

Подвид таких персонажей – хронически больная жертва, которая оправдывает своим состоянием здоровья любые проблемы. Ипохондрики позволяют себе даже не приходить на работу, надумывая плохое самочувствие.

Правда, и место работы им тоже приходится менять практически постоянно.

Работник месяца

Работник месяца (а иногда и года) привык делать все сам. Его эффективность и производительность в разы превышает средний уровень по офису, ему все по плечу. «Цементный завод – я, погрузка угля – я, уборка конюшен – тоже я».

Его чрезмерная самостоятельная ответственность и боязнь, что вскоре в рамке над надписью «Работник месяца» будет уже не его фото, заставляет других работников почувствовать собственную ненужность.

Получается, что коллеги «сливаются», сам работник месяца справиться со всеми делами не способен, помощи ни у кого не просит и как итог – премии лишают весь отдел. Получается, что и сам оказался неэффективен, и коллегам сослуживцам нормально работать не дает.

Что ему нужно? «Персональный наряд на все 15 суток». Только поддержка, только взаимопомощь, только коллективная работа могут дать эффективный результат. Такой сотрудник должен научиться продуктивно разграничиваться и оптимизировать задачи.

Из него получился бы неплохой руководитель, но высок риск, что он может быть ценен лишь как «индивидуальный игрок», а в коллективе его нахождение отравляюще. Поэтому такие люди чаще всего становятся экспертами в своей отрасли, привлекаемыми сугубо в качестве стороннего специалиста.

Найти подход к подчиненным – это не для него, но и быть подчиненным кому-то тоже не самая лучшая идея для такого персонажа.

Че Гевара

Настоящий мятежник и бунтарь, без какой-либо причины преисполненный решимости нарушать писанные и не писанные корпоративные правила. В вашем офисе дресс-код? Каждую пятницу этот персонаж будет приходить в джинсах и майке, в одиночку противостоя системе.

Заставляют ходить на корпоративные семинары и прочие образовательные мероприятия? О нем там вообще никогда не слышали. Безусловно, некоторые правила и ограничения полезны для работников и, в частности, для сохранения их производительности.

Но великий Че воспринимает любые из них в качестве ограничений его собственной личной свободы, стараясь идти наперекор начальству практически на каждом шагу.

Будучи независимым мыслителем, «корпоративный повстанец» хочет менять мир, меняя людей вокруг себя. Преследуя социалистические идеи, он «топит» за рабочий класс, не желая жить в «кандалах корпораций». Естественно, подстрекая к мятежу других своих коллег.

Для него справедливость важнее закона, он всегда знает, как народу будет лучше, сколько на самом деле должен платить работодатель и насколько покупательная способность его зарплаты. Мятежники подрывают не только моральный дух в коллективе, но и авторитет начальства, поскольку первым предметом критики со стороны человека Че выступает как раз корпоративная политика.

Если другие сотрудники видят, что кто-либо безнаказанно нарушает писанные офисные правила, стоит ли ждать соблюдения от них?!

Царь

Очень приятно. Человек-истина в последней инстанции. Прослыл также человеком с исключительно и единственно верной позицией, которая неподвластная критике и находится вне конкуренции. Его мысли чисты, а ум свеж и светел.

С неприкрытой заявкой на собственную гениальность Царь создает вокруг себя настоящую «зону отчуждения», в которую входят все те, кто хоть раз имел смелость не признать верным его мнение. В итоге в эту зону входит весь коллектив, который или напрочь отказывается с ним работать, или ведет неприкрытую войну с Царем.

Единственное, что он понимает – это разговор на его языке, поэтому донести до него что-либо можно лишь путем коллективного ультиматума.

Причем такой ультиматум должен прозвучать не только со стороны коллег, но и начальства. Когда «котел терпения» коллектива лопнет, каждый выскажет Царю свое мнение.

Он, вероятно, может почувствовать себя недооцененным и уйти из компании, но это может пойти ей только на пользу.

Впрочем, если это не «чистый» Царь, а лишь его замашки, корпоративная интервенция явно пойдет ему на пользу, усмирив пыл и поставив на место раздутое эго.

Разместить резюме Добавить вакансию

Источник: https://careerist.ru/news/toksichnye-sotrudniki-kto-otravlyaet-ofisnuyu-atmosferu.html

«Колумбайнеры» из соцсетей: как обычные дети становятся беспощадными убийцами

Кто из Ваших коллег способен на массовое убийство?

Самоубийства подростков, массовые убийства в школах, огромное количество жертв. Число кровавых трагедий в последнее время просто зашкаливает. Недавние события в стране породили страх и обострили проблему безопасности детей.

Ивантеевка, Пермь, Улан-Удэ… Обычные дети из обычных школ становятся беспощадными убийцами.

Можем ли мы остановить насилие и жестокость? Почему подростки совершают нападения, и что стало отправной точкой для начала массовых убийств в России?

Беда, которую не ждали

Сегодня опять стреляли. С каждым днём всё страшнее и хладнокровнее. Порой поражаешься, как внезапно всё может случиться. Ты сидишь на уроке, завтракаешь в столовой или повторяешь своё домашнее задание, совсем не подозревая, что через пару минут твоя жизнь или жизнь твоих друзей может оборваться. Ивантеевка, Пермь, Улан-Удэ… Вся страна в шоке.

В январе этого года десятиклассник Мотовилихинского района Перми и его знакомый, бывший ученик этого же учебного заведения, пришли в школу, вооружившись ножами.

Ворвавшись в класс, где шел урок у четвероклассников, подростки стали наносить ножевые удары детям и учителю, которая пыталась спасти их, закрывая собой. Девять учеников и учитель получили множественные ножевые ранения.

После кровавой расправы с младшими школьниками обезумевшие подростки попытались убить друг друга, но остались живы.

В результате резни в школе в Перми ножевые ранения получили 15 человек

: РЕН ТВ. Новости

Всего лишь через четыре дня ужасные события произошли в одной из школ Улан-Удэ. Девятиклассник пришел в школу с топором и «коктейлем Молотова».

Надев маску, он ворвался в кабинет русского языка и литературы, где находились семиклассники, поджег класс и набросился с топором на учительницу и детей. Он бил их по голове, лицу, спине, а одной девочке отрубил пальцы на руке.

Затем ударил себя ножом в грудь и выпрыгнул из окна, чтобы покончить с собой. Его задержали и обезвредили прибывшие по сигналу тревоги полицейские и пожарные.

А помните “ивантеевского” стрелка? В сентябре прошлого года в школе № 1 в Ивантеевке девятиклассник Михаил устроил прямо в классе бойню из травматического пистолета. Как выяснилось, он давно замышлял покончить с собой и собирался повторить одну из трагических историй, произошедшую в 1999 году в США.

Многие еще не забыли, как четыре года назад десятиклассник одной из школ Отрадненского района Москвы около полудня пришел в школу с двумя винтовками и заставил охранника пропустить его внутрь.

С порога Сергей выстрелил в живот учителю географии Андрею Кириллову. В кабинете биологии взял в заложники около 20 учеников и учителя. Подросток успел застрелить одного из полицейских, а другого полицейского ранил.

После этого его обезвредили и задержали.

Кто они?

Они зовут себя “колумбайнерами”. Странное название, не правда ли? А история его происхождения вот какая.

В 1999 в Америке, в школе “Колумбайн” штата Колорадо, случилось массовое убийство, заранее подготовленное двумя учениками старших классов – Эриком Харрисом и Диланом Клиболдом.

Два одиннадцатиклассника убили 13 человек и ранили около 25. Восемнадцатилетний Харрис и семнадцатилетний Клиболд совершили самоубийство на месте преступления.

https://www.youtube.com/watch?v=X2U9QWnOHxM

В своих интернет-дневниках, а их они вели в течение нескольких лет до теракта, парни делились инструкциями по изготовлению взрывчатки и выставляли списки одноклассников, которых хотели бы убить. Не боялись даже выставлять напоказ видеозаписи о том, как собирают оружие и боеприпасы.

Американские школьники Дилан Клиболд и Эрик Харрис убили 13 человек.

Согласно некоторым свидетельствам, Харрис и Клиболд были членами школьный группы, которая называла себя «Trenchcoat Mafia». Их часто задирали сверстники, а итоге они сами стали запугивать других.

Всенародное внимание к трагедии в американской школе привело к тому, что агрессивным подросткам стали подражать. Последователи стали называть себя “колумбайнерами”. Фанаты американских стрелков появились и в нашей стране.

Именно по интернет-дневникам Харриса и Клиболда подростки прониклись их идеями и мировоззрением.

Считается, что “колумбайнеры” – это обиженные подростки, которых травят в школе, над которыми смеются или которые страдают от, якобы, несправедливого отношения к ним учеников или учителей. Они одержимы жаждой мести.

Группы смерти

В социальных сетях можно найти множество групп, посвященных событиям 1999 года. В них участники с интересом обсуждают все, связанное со школьниками-убийцами: от маршрута по пути в школу до одежды, которую носили подростки.

В группу может попасть любой человек, элементарно подав в неё заявку и дождавшись принятия её администратором. Чуть раньше подобную популярность переживали “синие киты” – группы, где подростков склоняли к суициду. И вот новая беда.

Однако после недавних кровавых событий сообщества в соцсетях стали активно закрывать, пытаясь предотвратить рост числа интересующихся этой темой подростков.

Но только ли в активном влиянии сообществ “колумбайнеров” кроется причина повторяющейся волны убийств? Ведь психологи указывают и на другую проблему: на психику подростков влияют компьютерные игры с уклоном на жестокость, насилие и убийства, фильмы и даже музыка.

Недавно я наткнулась на англоязычную песню, в которой поётся о мальчике, который взял у отца ружьё и пошёл расстреливать своих одноклассников. Удивительно, как современное общество пропускает такое и мирится с существованием странного “творчества”. Неужели подкупает радостный и мелодичный мотив мелодии?

Кстати, один из подростков, который убил свою подругу, а потом и себя, в предсмертной записке сделал отсылку к песни «Возможно» популярной среди молодёжи группы «МЫ», в которой увидел призыв к убийству.

Семья погибшего от рук боевика школьника в городе Ньютаун (США). 14 декабря 2012 года.
daypic.ru

То, что мы слышим, что нас окружает, действительно влияет на наше мировоззрение и восприятие многих вещей. Формируется современная молодежная культура, которая несет насилие и жестокость. Она провоцирует некоторых подростков с неустойчивой психикой на безумные поступки.

Из интернета, кино, компьютерных игр льется масса негатива, который дети “переваривают” по-своему. Им еще сложно разделить виртуальное и реальное. Дети, подростки с неустойчивой психикой ее просто не чувствуют, и подражают, и убивают, без сожаления и абсолютно не задумываясь об ответственности.

Они считают, что это “круто”

Пропуск для убийцы

Взрослые боятся за своих детей. Депутаты и чиновники пытаются справиться с проблемой безопасности в школах, ужесточая охрану на входе.

Ведь в школах США с их, казалось бы, надежной охраной, нередко происходят перестрелки. Разве дети чувствуют себя в безопасности? Вряд ли.

Наши депутаты предлагают установить металлоискатели, учителей обучить навыкам самообороны. Но поможет ли это? Об этом сейчас спорят все.

– Учителям нужно попытаться не доводить детей до серьезных конфликтов, помогать ребенку в случае их возникновения, – считает учитель истории и обществознания гимназии №18 города Краснодара Галина Устименко.

– Классные руководители должны ставить в известность родителей о появлении каких-либо склонностей к насилию или жестокости. Думаю, что все-таки нужно ставить камеры высокого разрешения и металлоискатели при входе в школу, дабы дети не смогли пронести оружие, острые предметы и взрывоопасные вещества.

Здесь нельзя экономить, необходимо вложиться, чтобы решить данную проблему, и это напрямую зависит от государства.

В массовых убийствах, совершенных подростками, нельзя не заметить одну закономерность. Практически каждый из них хотел совершить самоубийство.

В массовых убийствах, совершенных подростками, нельзя не заметить одну закономерность. Практически каждый из них хотел совершить самоубийство. Наверное, другого выхода они не видели, или думали, что так избавятся от ответственности, от конфликтов.

Кстати, когда стали разбираться в январской истории с поножовщиной в пермской школе, выяснилось, что один из нападавших, бывший ученик школы, раньше бил одноклассников, состоял на учете у психиатра и длительное время провел на домашнем обучении.

Дома родители с ним тоже не могли справиться.

– Когда отец перестал справляться с сыном самостоятельно и обратился в полицию, представители комиссии по делам несовершеннолетних просто решили отца же и призвать к ответу, наложив штраф, – выяснила уполномоченный по правам ребенка в России Кузнецова.

Интересный факт: У этого подростка был аккаунт в соцсети “ВКонтакте” с именем и фамилией Л.

Он был подписан на группы, посвящённые расстрелу в американской школе Колумбайн, а также публиковал на своей странице видео о той трагедии. Но после нападения на школу его аккаунт исчез.

Но в сети появилось около десяти новых страниц с его именем. Можно лишь догадываться и с ужасом ждать, что может произойти дальше.

Поговори со мной, мама!

Боятся новых кровавых разборок и взрослые, и дети. Они напуганы, встревожены. Подростковая агрессия – откуда она? Учителя, школьники, подростки, родители, пользователи в социальных сетях боятся и спорят.

Кто-то сочувствует подросткам, говоря о том, что именно травля, унижения и неприятие школьным коллективом сподвигли их на отчаянные, безжалостные поступки.

Кто-то обвиняет государство в том, что дети в школах не защищены, кто-то ругает газеты, телевидение в том, что слишком много рассказывают о кровавых ЧП. Винят учителей, которые “спровоцировали”, родителей, что “не углядели”, “не остановили”.

Спорят и будут спорить во всем мире, потому что это проблема не только нашей страны. Думаю, во всем есть одно важное слово – “внимание”. Именно его не хватает тем, кто испытывает психические и психологические проблемы, кто не может найти выход из конфликтов. И в первую очередь, на это должны обратить внимание родители.

10 МАССОВЫХ РАССТРЕЛОВ В ШКОЛАХ

: Top Five

Психологи советуют: если вы хотите уберечь своего ребенка, и, возможно, выявить назревающую проблему, необходимо обращать внимание на то, что он говорит.

Очень важно сохранять с ним доверительные отношения и выслушать, когда он в этом нуждается.

Ведь вы можете не даже подозревать о взаимоотношениях в коллективе, о том, что, возможно, ваш ребенок находится в состоянии депрессии или имеет другие психические отклонения.

Обратите внимание на его социальные сети, ведь нынешнее поколение выкладывает все свои мысли в интернет, подписывается на группы, в которых часто прослеживается тема насилия. Познакомьтесь поближе с его друзьями, узнайте кто они, чем занимаются.

Многие убийцы признавались, что пошли на насилие из-за преследований со стороны своих одноклассников, а также из-за отчуждённости от коллектива.

Лишний вес, плохие оценки, безвкусная одежда, непривлекательная внешность – мало ли к чему могут “прицепиться” в школе “добрые” одноклассники.

Кто-то не обратит внимания, а кого-то даже простая насмешка может загнать в угол и повлечь страшные последствия.

Не проглядеть такого ребенка и вовремя среагировать – это задача с неизвестным уже не для школьников, а для взрослых. Родители, учителя, соседи, участковые, психологи… На самом деле их много – тех на чьих глазах медленно вызревает очередная будущая трагедия. Ну не могут же они все разом ослепнуть и не замечать ничего кроме самих себя. Или могут?

Источник: https://kubnews.ru/obshchestvo/2018/03/14/kolumbaynery-iz-sotssetey-kak-obychnye-deti-stanovyatsya-besposhchadnymi-ubiytsami/

Все HR- сотруднику
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: