Российская культурноисторическая школа как основание культурной психологии

Культурно-исторический подход в психологии | Горизонты

Российская культурноисторическая школа как основание культурной психологии

Культурно-историческая теория развития психики и развития личности разрабатывалась Выготским и его школой (Леонтьев, Лурия и др.) в 20-30 гг. XX в. В этом подходе Л.С.

Выготский  предлагает рассматривать социальную среду не как один из факторов, а как главный источник развития личности.

В развитии ребенка, замечает он, существует как бы две переплетенных линии: первая — следует путем естественного созревания; вторая — состоит в овладении культурой, способами поведения и мышления.

По теории Выготского, развитие мышления и других психических функций происходит в первую очередь не через их саморазвитие, а через использование ребенком «психологических орудий», путем овладения системой знаков-символов, таких как — язык, письмо, система счета.

Позднее эту мысль Выготского развил советский историк и социальный психолог Б.Ф. Поршнев в своей коммуникативно-инфлюативной концепции.

Ключевым моментом концепции Поршнева является утверждение о том, что мировоззрение, выстраиваемое человеческой личностью в процессе его коммуникации с миром и окружающими его людьми, главным образом, формируется на основе суггестии.

В концепции суггестии обосновывается вывод о том, что выбор доверия к внушаемым шаблонам языка и понятиям культуры (включая религиозные догматы) был и остается для человека единственно оправданным вариантом поведения.

Развитие мышления, восприятия, памяти и других психических функций происходит через этап внешней деятельности, где культурные средства имеют вполне предметный вид и психические функции действуют вполне внешне, интрапсихически. Только по мере отработки процесса деятельность психических функций сворачивается, интериоризируется, вращивается, переходит из внешнего плана во внутренний, становится интерпсихической.

В процессе своей отработки и сворачивания вовнутрь психические функции приобретают автоматизированность, осознанность и произвольность.

Если возникает затруднение в мышлении и других психических процессах, всегда возможна экстериоризация — вынесение психической функции вовне и уточнение ее работы во внешней, предметной деятельности.

Замысел во внутреннем плане всегда может быть отработан действиями во внешнем плане.

Как правило, на этом первом этапе внешней деятельности все, что делает ребенок, он делает вместе со взрослыми. Именно сотрудничество с другими людьми является главным источником развития личности ребенка. Отсюда — важнейшей чертой сознания по Выготскому является диалогичность.

Л.С. Выготский вводит понятие «зона ближайшего развития» — это то пространство действий, которые ребенок пока не может выполнить сам, но может осуществить вместе со взрослыми и благодаря им. По взглядам Выготского, только то обучение является хорошим, которое упреждает развитие.

Для Выготского личность есть понятие социальное, то, что в нем привнесено культурой. Личность «не врожденна, но возникает в результате культурного развития» и «в этом смысле коррелятом личности будет отношение примитивных и высших реакций«.

Другой аспект теории Л.С. Выготского — представление о развитии не как о равномерном и постепенном, а как о стадиальном, ступенчатом процессе, где периоды ровного накопления новых возможностей сменяются этапами кризиса.

Кризис, для Выготского, это бурный, иногда драматический этап слома (или переосмысления) старого багажа и формирование нового способа жизни. Кризисы бывают болезненны, но они, по взглядам Выготского, неизбежны.

С другой стороны, явное неблагополучие ребенка во время кризиса вовсе не закономерность, а лишь следствие неграмотного поведения родителей и других взрослых, воспитывающих ребенка.

И еще один важнейший момент, где Л.С. Выготский оказался, похоже, первооткрывателем, это тезис об активности ребенка. О чем идет речь? Обычно ребенок рассматривался как некоторый объект, подвергающийся воздействию внушений (суггестии) , положительных или отрицательных подкреплений своего поведения.

И даже если в трудах Б. Скиннера оперантное обусловливание вроде бы говорит об активности того, чье поведение так или иначе подкрепляется, Скиннер никогда не рассматривал ребенка как того, кто сам активно влияет на взрослого, нередко управляя им в большей степени, чем взрослый управляет ребенком.

Культурно-исторический подход изучает личность как продукт освоения индивидом ценностей культуры. Автор подхода, Л.С.

Выготский увидел «ключ ко всей психологии», позволяющий проводить объективный анализ высших психических функций личности, в значении слова. По его мнению, именно слово — знак первично как относительно практического действия, так и относительно мышления.

Он даже повторил чей-то афоризм: «Речь думает за человека». Оперируя с этими «культурными» знаками-словами, индивид строит свою личность.

Процесс интериоризации (очеловечевиная словом) по Выготскому выглядел так.

Вначале человек был неотделимой частью окружающей природы, которая «шлифовала», по выражению автора, его «натуральные» (врожденные, не требующие волевых осознанных усилий) свойства, дающие ему возможность просто выживать, приспосабливаться к среде.

Затем он сам стал воздействовать па природу через орудия труда, вырабатывая у себя высшие психические функции («культурные»), позволяющие ему осуществлять осознанные действия (например, осознанно запоминать какую-то ситуацию, ощущение, предмет), полезные с точки зрения создания благоприятных условий своего существования. В качестве орудий воздействия данный подход рассматривал не те, которые имеют материальную основу (камень, палка, топор и т.п.), а так называемые психологические знаки. Знаком могла служить палка, воткнутая в землю и указывающая направление движения. Это могли быть зарубки на деревьях или сложенные определенным образом камни, напоминающие о чем-то важном, и т.д.

Исторические корни подобных знаков находятся в совместном труде. На первых порах это были звуки-команды, исходящие от другого человека и носящие условно сигнальный характер. С течением времени человек научился давать подобные команды для себя и с их помощью управлять своим поведением.

В процессе дальнейшего культурного развития человека звуки-знаки вытеснялись словами-знаками. Человек овладевал собственной психикой.

Этот процесс трансформаций внешних средств — знаков (палок-указателей, зарубок, чужих звуков) во внутренние (внутренняя речь, образы представления, образы воображения) получил название интериоризации.

Таким образом, в деятельностном подходе Выготского личность изучается через призму активности человека в совокупности деятельностей, в которые он включен. Культурно-исторический подход в качестве «производящей причины» выбрал знак, слова, символ, речь, труд. Термин же «деятельность» в этом подходе отражает активную роль личности в процессе интериоризации.

Культурно-историческая психология — психология

Российская культурноисторическая школа как основание культурной психологии

«Культурно-историческая психология» — международное научное издание для психологов, историков и методологов науки, философов, дефектологов, антропологов — специалистов в смежных областях фундаментального и прикладного человекознания.

Журнал включен в Web of Science Emerging Sources Citation Index (ESCI).

Издатель: ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет»
Свидетельство регистрации СМИ: ПИ № ФС77-67757. Дата регистрации 17.11.2016.

ISSN (печатная версия): 1816-5435
ISSN (online): 2224-8935
Подписной индекс ОАО «Роспечать»: 18024 (полугодовой) – для индивидуальных подписчиков, 18025 (полугодовой) – для организаций и предприятий.

Периодичность: 4 раза в год
Издается с 2005 года
Полнотекстовая электронная версия журнала публикуется на http://psyjournals.ru

Электронная версия журнала находится в свободном доступе.

Условия лицензии:
Материалы журнала доступны по лицензии Creative Commons С указанием авторства-Некоммерческая 4.0 Всемирная: допускается использовать, копировать, цитировать в некоммерческих целях с обязательным указанием имени автора произведения и источника заимствования.

Журнал — рецензируемое научное периодическое издание, зарегистрировано в установленном законом порядке как средство массовой информации.

Основное содержание издания представляет собой оригинальные научные статьи, научные обзоры, научные рецензии, отзывы.

Издание осуществляет рецензирование всех поступающих в редакцию статей, соответствующих тематике журнала, с целью их экспертной оценки. Все рецензенты являются признанными специалистами по тематике рецензируемых материалов. Рецензии на поступившие материалы хранятся в издательстве в течение 3 лет. Редакция издания направляет авторам рецензии на поступившие материалы в электронном виде.

На сайте издания в открытом доступе на русском и английском языках размещаются аннотации, ключевые слова, информация об авторах для всех статей и обзоров, опубликованных изданием за все время существования издания, а также полнотекстовые версии всех статей издания.

На сайте на русском и английском языках размещены информация об издательстве ФГБОУ ВО МГППУ (информация об Издателе), главном редакторе, редакционном совете и редакционной коллегии (cостав редколлегии), а также контактная информация с описанием тематики журнала.

Официальный адрес сайта издания в сети Интернет: http://psyjournals.ru/index.shtml

Издание зарегистрировано в Российском индексе научного цитирования (страница издания в РИНЦ) и регулярно предоставляет информацию об опубликованных статьях в данный индекс. Двухлетний импакт-фактор издания в системе РИНЦ– 0.391 (дата обращения: 23.05.2017).

В составе редакционной коллегии и редакционного совета 37 специалистов – кандидатов или докторов наук (либо обладателей иностранных научных степеней аналогичного уровня), по основному месту работы занятых проведением научных исследований и/или преподаванием в высших учебных заведениях. Состав редакционной коллегии и/или редакционного совета публикуется в каждом номере издания и на его официальном сайте на русском и английском языках, с указанием ученой степени, ученого звания всех членов.

В публикуемых материалах указывается информация об авторах, их месте работы и необходимые контактные данные. При опубликовании научной статьи на русском языке обязательным является наличие ключевых слов и аннотации на русском и английском языках.

У всех публикуемых научных статей должны быть пристатейные библиографические списки, оформленные в соответствии с правилами издания, на основании требований, предусмотренных действующими ГОСТами.

На официальном сайте издания указаны правила направления, рецензирования и опубликования представленных рукописей авторов.

Журнал рекомендован Высшей аттестационной комиссией (ВАК)

Источник:

Культурно-историческая психология — Психологос

Предмет: психика, преобразованная культурой

Представители: Э. Дюркгейм, Люсьен Леви-Брюль, Пьер Жане, Выготский, Лев Семенович

Впервые вопрос о социальности, как системообразующем факторе психики был поставлен французской социологической школой. Ее основатель Э.

Дюркгейм (1858-1917) с помощью термина «социальный факт» или «коллективное представление» иллюстрировал такие понятия, как «брак», «детство», «самоубийство».

Социальные факты отличны от своих индивидуальных воплощений (нет «семьи» вообще, но существует бесконечное количество конкретных семей) и носят идеальный характер, который оказывает воздействие на всех членов общества.

Люсьен Леви-Брюль, используя этнографический материал, развил тезис об особом типе «первобытного» мышления, которое отлично от мышления цивилизованного человека.

Пьер Жане еще более углубил принцип социальной детерминации, предположив, что внешние отношения между людьми постепенно превращаются в особенности строения индивидуальной психики. Так, им было показано, что феномен памяти заключается в присвоении внешних действий выполнения поручения и пересказа.

Наиболее полно принцип культурно-исторической детерминации психики был раскрыт в работах Л.С.Выготского, разработавшего учение о высших психических функциях. Л.С.Выготский предположил существование двух линий развития психики:

  • натуральной,
  • культурно опосредствованной.

В соответствии с этими двумя линиями развития выделяются «низшие» и «высшие» психические функции.

Примерами низших, или естественных, психический функций могут служить непроизвольная память или непроизвольное внимание ребенка.

Ребенок не может ими управлять: он обращает внимание на то, что ярко неожиданно; запоминает то, что случайно запомнилось.

Низшие психические функции – это своего рода зачатки, из которых в процессе воспитания вырастают высшие психические функции (в данном примере – произвольное внимание и произвольная память).

Превращение низших психических функций в высшие происходит через овладение особыми орудиями психики – знаками и носит культурных характер. Роль знаковых систем в становлении и функционировании психики человека, безусловно, принципиально – оно определяет качественно новый этап и качественно иную форму существования психики.

Представьте себе, что дикарю, не владеющему счетом, надо запоминать стадо коров на лугу. Как ему придется справляться с этой задачей? Ему необходимо создать точный зрительный образ того, что он увидел, и потом попытаться воскресить его перед глазами. Скорее всего, он потерпит неудачу, пропустит что-нибудь.

Вам же нужно будет просто сосчитать коров и впоследствии сказать: «Я видел семь коров».

Многие факты свидетельствуют, что осваивание ребенком знаковых систем не происходит само собой. Здесь проявляется роль взрослого. Взрослый, общаясь с ребенком и обучая его, сначала сам «овладевает» его психикой. Например, взрослый показывает ему что-то, по его мнению, интересное, и ребенок по воле взрослого обращает внимание на тот или иной предмет.

Потом ребенок начинает сам регулировать свои психические функции с помощью тех средств, которые раньше применял к нему взрослый. Так же, будучи взрослыми людьми, мы, устав, можем сказать себе: «Ну-ка, посмотри сюда!» и действительно «овладеть» своим ускользающим вниманием или активизируем процесс воображения.

Перепетии важного для нас разговора мы создаем и анализируем заранее, как бы проигрывая в речевом плане акты своего мышления. Затем происходит так называемое вращивание, или «интериоризация» — превращение внешнего средства во внутреннее.

В результате из непосредственных, натуральных, непроизвольных психические функции становятся опосредствованными знаковыми системами, социальными и произвольными.

Культурно-исторический подход в психологии продолжает плодотворно развиваться и сейчас, как в нашей стране, так и за рубежом. Особенно эффективным этот подход оказался при решении проблем педагогики и дефектологии.

Источник:

Культурно-историческая психология

Жизнь человека тесно связана с окружающим миром. Его физическое существование проходит в тесном взаимодействии с живой природой – человек получает определенный опыт и знания о ее законах.

 Общение с людьми также дает человеку знания, на основе которых он строит свой внутренний мир, свое мировоззрение.

Задумываемся мы над этим или нет, но каждый из нас – часть целого мира и наследник огромного опыта предыдущих поколений, не только родственников по крови, но и своего народа, и человечества в целом.

Для каждого человека особенно важно знание о самом себе. Рано или поздно большинство людей задает себе вопрос о цели, смысле и ценности его жизни. Культурно-историческая психология (КИП) дает такую возможность. Это видение человека во взаимосвязи с миром отточено веками и мудростью наших предков.

Время отсеивает несущественное и оставляет главное. КИП можно еще назвать палео-психологией (исследование психологии народной культуры по историческим срезам), или этнографической психологией. Она берет свой материал из истории культуры, антропологии, этнологии, этнографии, философии, языковедении, истории.

КИП – одна из психологических дисциплин, поэтому решает вопросы, поставленные перед всей психологией. Как самостоятельное направление психологии КИП сформировалась в начале ХХ века. Основоположником Культурно-исторической школы можно назвать Льва Выготского. К представителям Культурно-исторической психологии можно было отнести В. Вундта, К.Д.

Кавелина и других русских психологов идеалистов ХIХ века. Позднее эстафету приняли А. Лурия и А. Леонтьев. К сожалению, КИП не получила широкого и должного внимания психологов, и на сегодня существует, как направление с названием «Психология развития» (В.П. Зинченко, А.Г. Асмолов и др.).

Также, под воздействием работ американского психолога Майкла Коула, сформировалась школа «Культурная психология». В этом направлении на западе работают: Рут Бенедикт, Леонор Адлер, Джозе Стивенс.На сегодняшний день в России, к сожалению, этим направлением психологии занимаются только отдельные исследователи-психологи в рамках прикладной психологии.

КИП (этнографическая психология) исследует народную культуру, жизнь народа во всех ее проявлениях. Ее отличительной чертой, как я уже говорила, является то, что она основана на цельном взгляде на человека, без отрыва от времени, среды обитания, и мировоззрения.

Мы будем рассматривать с психологической точки зрения славянскую и русскую культурную традицию. Психология народной культуры – это целая система оздоровления народа в психологическом и физическом плане. По сути, это школа выживания и духовного роста всего народа и каждого его представителя в частности.

Говоря современным языком можно сказать, что русские народные традиции имели большое «психотерапевтическое» воздействие на людей. Бытовой уклад, отношения, обряды, праздники, архитектура и убранство дома, костюмы, песни, плясы и т.п., были направлены на физическое и психологическое оздоровление людей.Конечно, невозможно время повернуть вспять.

Но можно взять из опыта предков что-то полезное и подходящее для современного человека.Язык народной культуры и, соответственно, народной психологии, с одной стороны, символичен и метафоричен, а с другой – порой более понятен и точен, чем язык современных психологических методик.

Это происходит, потому что народная психология использует язык бытовых образов, то есть – народный язык. Она синтезирует многие знания, которые как бы разбросаны по различным направлениям современной практической психологии.

Я с удовольствием наблюдаю, как в последнее время практикующие психологи стараются освоить и применять широкий спектр психологических методик.

Синтез разных направлений и методов дает возможность глубже рассмотреть проблемы человека, приходящего за помощью.
На мой взгляд, время все расставляет на свои места.

Современная психологическая наука все больше приближается к опыту культурно-исторической психологии, в которой человек рассматривался в целостности и единстве с окружающим миром.

Рось (Савина Е.Н.)

Источник:

История современной психологии

Основав лабораторию и журнал, руководя множеством исследовательских проектов, Вундт обратился и к философии. В период с 1880 по 1891 год он писал работы по этике, логике, философии. В 1880 и 1887 годах Вундт подготовил второе и третье издания «Основ физиологической психологии», продолжал писать статьи для своего журнала.

Еще в первой своей книге по культурно — исторической или социальной психологии Вундт обратился к теме, на исследование которой позже направил весь свой многогранный талант. Вернувшись к этому проекту, он создал 10–томный труд под названием «Психология народов» (Volkerpsychologie), который издавался в 1900–1920 годах.

К культурно — исторической психологии Вундт отнес изучение различных стадий развития человеческих психических процессов, которые проявляются в объективных продуктах культуры — языке, искусстве, мифологии, социальных устоях, законах, морали. Огромное значение этого труда для психологии обусловлено не только актуальностью самого предмета исследования: появление этой работы знаменует собой разделение новой психологической науки на две ветви — экспериментальную и социальную,

Источник: https://obu4ayka.ru/otnosheniya/kulturno-istoricheskaya-psihologiya-psihologiya.html

Все HR- сотруднику
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: